Бирюзовый туман

Серо-бирюзовый полупрозрачный туман. Плотный как вишневый конфитюр. Движения тела и мысли замедлены. Так, словно я в киселе из брусничных листьев. Остались только ощущения. Туманные, смутно осязаемые. Ощущения «на цыпочках».

— Какая же ты бесчувственная, толстокожая, чёрствая, — втыкает в меня гвозди мой ум, — Не от мира сего, умалишённая, юродивая,- продолжает он же, —Ты должна СТРАДАТЬ! Как ты можешь быть такой спокойной, когда умер твой дедушка?!

Ты что, не любишь его? Знай же, что твоё спокойствие — это сон, иллюзия, галлюцинация. Ты врёшь сама себе! Ну ничего, скоро тебя догонит и отчаяние, и горе, скоро до тебя дойдёт! Будешь загибаться от боли.

Вот этих мыслей я уже испугалась.

Дедушка ушёл. Выдыхнул. Всё.

Я решила посмотреть в глаза реальности. Мне было страшно на пороге. Но… где в этом реальность?

Мертвое тело без дыхания? Или моё уверенное ощущение, что дедушка был, есть и будет? Всегда был и всегда будет, и его теперь больше, чем когда-либо.

Что правда: слёзы и страдания по «навсегда» ушедшему или моё чувство тихой радости? Такой беспричинной, просто так.

В какую-то секунду я отчетливо почувствовала, увидела, поняла, что поезд моей жизни только что свернул на другую ветку. Резко, неожиданно, кто-то тайком повернул стрелку. Какая-то часть меня до сих пор ищет опору, своим вниманием устремляется туда, по тому пути, с которого я уже свернула. Но большая часть, существенная (от слова сущность) находится здесь. На этих новых рельсах в бирюзовом тумане.

Здесь нет будущего. Только до краёв наполненное настоящее. Соты пространства как микромиры, в которых открываются макромиры и так далее. И туман, туман, туман. Укутывает и замедляет. Иногда кажется, что я вижу как плавают мысли, словно киты, медленно, протяжно.

Пока мой ум не нашёл объяснения всему, что происходило в эти дни. Но некоторые вещи осознались и встроились в мой «пазл».

Про любовь

Мне кажется, я почти уверена, нет, я уверена!, что такое «странное» моё состояние, нетипичное, непривычное социуму имеет вполне конкретную причину, причины.

Последние несколько недель я пребываю в состоянии раскрученного волчка. «Работа над собой» встроена в ежедневную жизнь: регулярные проработки и занятия Рио, ежедневный «контакт с собой». Поддерживаю ровное очень ресурсное, состояние «потока».

Сама история с дедушкой толкнула меня проработать, т. е. трансформировать, своё представление о смерти, страх смерти. А ещё вышли на поверхность обиды на него, и я освободилась от них. Точно знаю, что на их место пришло нечто. Любовь. Десятки тоненьких белозолотистых ниточек, соединяющих меня с ним. Он есть. Дедуля, я так тебе благодарна! За жизнь и за смерть.

Про радость

Моментами она была. Когда я входила в храм, где прощались. Когда видела множество родных, которые, наконец, приехали, увиделись. Когда обнимались. Объятий было много. Что-то обнажается у людей в такие моменты. Отбрасывается лишнее, и остаётся сердечность, радость.

Иногда было стыдно за свою радость. Почти все же плачут, страдают, горюют. Может и я должна? Нет, мой ответ нет, не должна. Иногда мне казалось, что я смотрю кино, где все очень профессионально, проживают-проигрывают свои роли.

— Мама, почему на похоронах все торопятся? Это же похороны, уже всё, умер? — спросила Соня.

— И действительно, может надо торопиться, пока живы? — добавила я.

— Ну конечно!!!

Про эмоции

Такое событие может стать «срывом плотины». Вот люди живут, злятся, ругаются, обижаются, страдают, причиняют и чувствуют боль, но не находят выхода этим переживаниям. А на похоронах можно. Можно плакать! Мужчинам можно плакать. Всем! Ключевое слово «можно».

Не говоря о том, чтобы посмотреть на свою жизнь со стороны, немного с высока, осознать себя в её течении. Почувствовать страх или ещё что-нибудь. И, возможно, изменить свой курс. есть какая-то торжественность.

Для себя вынесла: не откладывай на потом, живи, бери, радуйся, делай, наслаждайся СЕЙЧАС!

Про ритуалы

Делание. Активное действие без обдумывание даёт возможность легче встроиться в новую реальность. Активное проживание телом высвобождает массу напряжения. необходимость быстро принимать решения, действовать без промедлений не даёт уму зациклиться на самом себе, погрязнуть в страдании.

Если ум слишком сильно зацеплен на старых рельсах, а жизнь уже давно несётся и несёт в другую сторону, получается разрыв себя. Это приносит много боли, страдания. От них в прямом и переносном смысле разрываешься на части. В моём прошлом опыте это ощущалось именно так.

Я не уверена, что смерть можно понять умом. ПОНЯТЬ. И множество ритуалов, порядков дают хоть как-то прикоснуться к ней. Обложить её чем-то понимаемым. Ум же этого жаждет. Это его опора. Но здесь, кроме как на ритуалы, уму опереться не на что. Они то и не дают уму сойти с ума.

Плюс многовековой эгрегор, который даёт выход, протоптанный сотнями тысяч людей. Выход в жизнь. Она продолжается.

Про вину

Объёмное чувство. Мне «посчастливилось» испытать его во многих спектрах и глубинах. От сине-фиолетовой, уничтожающей, до светло-зелёной, что на грани с банальной манипуляцией. Но не в этот раз. Я не слышала внутри обвиняющего голоса. Никаких: «Почему ты так мало к нему ездила, так мало заботилась, проводила времени?» Всё сложилось идеально. Я свободна от вины и обвинения.

Признаюсь, непривычно. Какая-то непустая пустота. Совсем не знаешь, что делать.

В вине все понятно. Там нет особого выбора. Все ходы известны и исхожены. Бирюзовый туман, он такой. побуду пока в нём, узнаю, во что это выльется.

Про течение

Когда я проживала своё большое горе, своё расставание — развод, моя жизнь остановилась. Я хотела только спать. Это событие вытеснело всё остальное —увлечения, общение, родителей, бабушек-дедушек, саму меня, ребёнка, дом, мужчины вообще перестали существовать для меня. Вот всё. Осталась только тоненькая струйка-ниточка — дочку грудью кормила.

Для меня тогда всё остановилось, упало. Мой паз рассыпался на крупочки.

В эти же дни я ощущала течение своей жизни. Она как текла, так и течёт. Да, очень большую часть в ней занял дедуля, проживание его смерти (и этот процесс еще не завершён). Но жизнь продолжается. Я ныряю, вынириваю, плаваю в разных потоках, пью её. Я продолжаюсь. Удивительное чувство. Привыкаю. Оказывается, и так можно.

Про Бога

— Мама, а дедушка сейчас я знаю где. Он с Богом.

— Да, я тоже так считаю.

— Ну, когда мы живём, душа одновременно и с Богом и с нами.

Больше я не нашлась, что ответить.

Соня очень трезво всё восприняла. Её только всё удивляло, что многие плачут. На её удивление во мне родился такой ответ: » Когда люди ещё маленькие как ты, они помнят, что душа одновремнно ис Богом и с нами. Но потом что-то происходит, и люди забывают о этом. Поэтому, когда человек умирает, им кажется, что он исчезает навсегда и совсем. А это очень горько и больно. Поэтому давай постараемся не забывать»

А дедушка. он такой спокойный, красивый и добрый. Он есть.